rahil_rahlenko

Eternal Sunshine

Tomorrow is Another Day


Previous Entry Share Next Entry
Семьи и дети в судьбе Салехарда
рахиль
rahil_rahlenko
Давно хотела этот пост создать и всё руки не доходили. Читая книгу Людмилы Липатовой "20 век глазами обдорян" я всякий раз отмечала для себя, каким невероятным потенциалом жизнестойкости обладали люди, попавшие в невыносимые, подчас, нечеловеческие условия. Вообще, уже где-то говорила, что это одна из моих настольных книг (если учесть, что столов в доме много и читаю я практически всегда и везде, даже когда кашеварю, то можете представить количество настольных книг с закладками и подогнутыми страничками - да, я вандал))))
Открываю часто с любой страницы эту книгу и читаю. Особое внимание всегда обращаю на быт многодетных семей в частности и детство детей Обдорска вообще. Сегодня, как в любой пятничный вечер-ночь времени больше, чем обычно. Потому, попробую всё-же начать


"Мать рассказала, что как-то дали 2 метра ситца, а что с ними делать. Нас шестеро: Мария с 21-го, Татьяна с 24-го, Валентин с 26-го, Николай с 28-го, Зоя с 31-го и я с 38-го. Кого в первую очередь одеть в этот ситец? У мальчишек даже штанишек нет. "Сижу и плачу над этим ситцем в цветочек", - вспоминала мать. - Пока постиранные штанишки сохнут на верёвке, мальчишки сидят на кровати и ждут, когда можно будет надеть высохшую одежду". Отец работал бухгалтером и ездил с отчётами в Омск. Однажды он встретился тамс приехавшим с Севера бухгалтером..... (пропускаю немного)..... Вернулся отец домой и стал уговаривать мать, а у той волосы встали дыбом "На Крайний Север? А что там делать? Куда мы с такой оравой?" Говорит, ревела всю дорогу. Это был 1938 год....(пропускаю).... Отцу дали подъёмные. Это были такие деньги, которых мои родители никогда в жизни не видывали до этих пор. Они сразу пошли в магазин, а тогда на севере ыло хорошее снабжение. Потом мать рассказывала мне: "В магазине продавали такую посуду, которую я сроду не видела. Я хватала эмалированную посуду, ребятишкам купила лыжные костюмы (кстати, возвращаясь к теме "пафосных салехардцев в лыжных костюмах" - примечание автора блога, простите, не удержалась))) Дети смотрят друг на друга и не узнают - такими они стали нарядными. Отец мне говорит, не хватай всё подряд, ты же здесь теперь будешь жить" До войны они очень хорошо жили. Денег хватало, всех одели. Рыбы полно, муксуны как поросята. Молоко свежее"
(вспоминала Эльвира Александровна Прасолова)

"Когда родители поженились, то сначала они жили в посёлке Горнокнязевск, а потом переехали в Обдорск, где жили на разных квартирах. Я родилась в доме крёстной - Анны Игнатьевны Поповой. Это улица Карла Маркса. Этого дома сейчас нет. ...(попускаю)... Позднее мы стали строить свой дом, но в 1929 году, когда начали создаваться колхозы, мой отец категорически отказался вступать в колхоз, и его за это на три года сослали на Соловки. Так что маме самой пришлось достраивать дом....Семья у нас была большая. Сёстры Ольга, Фаина, Галина. Брат Виталий, два брата умерли маленькими. Я была старшей в семье, поэтому мне доставалось больше всех. Я помню себя с четырёх лет. Когда отец вернулся из Соловков, он стал брать меня на рыбалку. Только занятия в школе заканчиваются, так мы с ним всё лето на лодке и так до самого начала занятий. Раньше ведь моторов то не было. Я на корме, а он на гребях. Рыбу по договору сдавали в Интегралсоюз. Два раза тонула. Один раз дело было на Оби. Моя беседочка, где я сзади сидела, была вровень с бортами. Отец говорит "Ты не справишься с парусом, давай я сам" Я упёрлась "Нет, смогу, я справлюсь!" Ну и науправляла так, что меня выбросило за борт. Рванул ветер, и меня парусом-то и снесло в воду. А плавать я до сих пор не умею. Отец успел меня за волосы поймать. Второй раз на Полуе оказия вышла.... (пропускаю).... А перед войной отца снова посадили, теперь уже как врага народа по статье 58....Меня и на суд вызывали. Отец в последнем слове сказал, что вы не меня наказываете, а моих пятерых детей..."
(вспоминала Зинаида Прокопьевна Цветкова)

"В 1930 году весь наш семейный клан из восьми человек, в том числе прадедушка и даже трёхмесячный брат, был репрессирован и выслан из Челябинской области в Аксарку. Они были, как тогда называли, кулаками. Какие кулаки? Просто более или менее зажиточные крестьяне. Имели землю, корову, лошадь. Мама рассказывала, что она маленькой пасла коз. Ходила в такой длинной рубашке. Все они трудились, землю пахали...Аксарка только начинала строиться....Сначала вообще жили в одной комнате по несколько семей. Летом рыбачили, зимой занимались на стройке. Я родилась уже на севере в 1932 году. Помню, отец с какими-то стамесками ходил. Он был очень высокий, статный, интересный, с роскошными волнистыми волосами. А в 1937 году за контрреволюционную деятельность по 58 статье, пункт 8, арестовали деда - Евсея Осиповича Фомина и отца - Петра Евсеевича Фомина. Деда расстреляли в здании НКВД в Салехарде, это абсолютно достоверные данные. Где и как умер отец, мы ничего не знаем....(пропускаю).... А в 1947 году мы переехали в Салехард. Мама, её звали Пелагея Ивановна Фомина, работала на консервном комбинате. Она постоянно ходила отмечаться в НКВД...В школу было ходить далеко. Моста тогда не было, и летом мы перебирались на другой берег Шайтанки на лодке. Я никогда не была трусихой, но из-за названия очень боялась Шайтанки. Мне казалось, что Шайтан - это что-то очень страшное"
(вспоминала Александра Петровна Лызлова)

"В то время в Салехарде было мало детских садов, так что я 4 месяца была без работы, пока устроилась в третий садик, он находился возле педучилища, там сейчас тоже детское учреждение - центр "Доверие". А вообще-то он предназначался для детей вольнонаёмных 501-й стройки. Стройку ликвидировали, и садик перешёл в Гороно....В 1959 году начали строительство своего дома, а через 3 года вошли в него. Всё, всё делали сами. Василий меня научил пилить, строгать, тесать, всякому строительному делу обучилась. Рядом с нами соседи жили в землянке, так всё нам завидовали. А сами только в рюмку заглядывали...У нас в то время корова была с телёнком, свинья. Огород возделывали. Уже и двое детей народилось"
(вспоминала Александра Дмитриевна Бойчук)

"Родители поженились ещё до революции, у них восемь детей было, но осталось в живых только трое, остальные маленькими умерли. Одно время эпидемия тифа свирепствовала.....Родилась я 30 июня 1927 года...До шести лет я плохо знала русский язык. В 30-е годы мы, в основном, говорили по-зырянски, а родители разговаривали и на ненецком, и на хантыйском языках. Тогда многие в Обдорске знали местные языки. Когда в город стало прибывать много народу, постепенно все стали говорить только по-русски. Первый раз я попала в школу, когда мне было шесть лет. Знаете как это было? Мама собралась стряпать и отправила меня за листами к тёте Дуне Королёвой. Она жила в избушке рядом со школой. Иду я к ней, а как раз девчонки в школу идут: "А вы куда? Возьмите меня с собой". Они завели меня к директору:"Девочка хочет учиться". - "Ну, пусть учится". Помню, посадили меня в коридоре. Там несколько столов стояло, а на стенах висели картины разных животных. Так я там пробыли все уроки. А дома меня потеряли"
(вспоминала Маргарита Ефимовна Ермакова)


И множество ещё удивительных описаний жизни в Обдорске детей и семей с детьми. Из которых можно было бы сделать один главный вывод - те люди, кто желали выжить любой ценой, кто стойко переносили все невзгоды и стремились к тому, чтобы вопреки всему изменить свою жизнь, подчас да, рискнуть, но изменить - эти люди добивались своим трудом и упорством своего.
А Обдорск жил и рос. И дети Обдорска становились старожилами.

promo rahil_rahlenko march 4, 2016 14:40 4
Buy for 10 tokens
Есть у революции начало, нет у революции конца! Как выяснилось, у моей сегодняшней революции... ну или скромного революционного выкрика по поводу земельных участков для многодетных, оказалось есть начало. Обнаружилось оно в статье ИА "Север-Пресс" от 30 марта 2015 года…

?

Log in

No account? Create an account