rahil_rahlenko (rahil_rahlenko) wrote,
rahil_rahlenko
rahil_rahlenko

Весна продолжается! Близится Пасха!

кормящая мама-статуэтка 19 век
В солнечный день, когда получается всё и даже эстакада, когда, под ложку молочной пшённой каши, сунутой в двузубый ротик любимого дитяти закрыта последняя страница великого семейного романа "Анна Каренина" (теперь считаю эту книгу триумфом яснополянского гения!) начинаю читать последний роман Льва Толстого - "Воскресение".
И если "Каренина" научила меня измерять и взвешивать и признавать годным и не-годным меркой Льва семейный вопрос (и мерка эта имеет деления и милосердия, и великодушия, и жалости, великой жалости и сострадания к женщинам и мужчинам, обречённым на семейное несчастье), то "Воскресение" - это есть мерка души человеческой. В этом последнем своем романе Толстой воплотил главную свою идею - идею воскресения, пасхи души. Весь набор инструментов нам дан. Именно: наша совесть. А уж жизнь подкинет свои жернова.
Извечный вопрос - "Возможно ли переменить человека?" в этом романе звучит правильно и ясно - "Возможно ли человеку перемениться?"
Сюжет известен с давних лет, но в толстовском романе всегда главным орудием - не сюжет, но размышления героев.
Ответы начнут обнаруживаться по мере чтения пятисот страниц. И на том будет окончена моя русско-толстовская весна-2014, принесшая множество умных радостей и нетленных сокровищ, почерпнутых в мыслях великого писателя России. Мой русско-толстовский университет с последним пасхальным курсом - "Воскресение"

— Звать как?
— Любовью, — проговорила она быстро.
Нехлюдов между тем, надев pince-nez, глядел на подсудимых по мере того, как их допрашивали. «Да не может быть, — думал он, не спуская глаз с лица подсудимой, — но как же Любовь?», — думал он, услыхав ее ответ.
Председатель хотел спрашивать дальше, но член в очках, что-то сердито прошептав, остановил его. Председатель сделал головой знак согласия и обратился к подсудимой.
— Как Любовью? — сказал он. — Вы записаны иначе.
Подсудимая молчала.
— Я вас спрашиваю, как ваше настоящее имя.
— Крещена как? — спросил сердитый член.
— Прежде звали Катериной.
«Да не может быть», — продолжал себе говорить Нехлюдов, и между тем он уже без всякого сомнения знал, что это была она, та самая девушка, воспитанница-горничная, в которую он одно время был влюблен, именно влюблен, а потом в каком-то безумном чаду соблазнил и бросил и о которой потом никогда не вспоминал, потому что воспоминание это было слишком мучительно, слишком явно обличало его и показывало, что он, столь гордый своей порядочностью, не только не порядочно, но прямо подло поступил с этой женщиной.
Да, это была она. Он видел теперь ясно ту исключительную, таинственную особенность, которая отделяет каждое лицо от другого, делает его особенным, единственным, неповторимым. Несмотря на неестественную белизну и полноту лица, особенность эта, милая, исключительная особенность, была в этом лице, в губах, в немного косивших глазах и, главное, в этом наивном, улыбающемся взгляде и в выражении готовности не только в лице, но и во всей фигуре.
— Вы так и должны были сказать, — опять-таки особенно мягко сказал председатель. — Отчество как?
— Я — незаконная, — проговорила Маслова.
— Все-таки по крестному отцу как звали?
— Михайловой.
«И что могла она сделать?» — продолжал думать между тем Нехлюдов, с трудом переводя дыхание.
— Фамилия, прозвище ваше как? — продолжал председатель.
— Писали по матери Масловой.
— Звание?
— Мещанка.
— Веры православной?
— Православной.
— Занятие? Чем занимались?
Маслова молчала.
— Чем занимались? — повторил председатель.
— В заведении была, — сказала она.
— В каком заведении? — строго спросил член в очках.
— Вы сами знаете, в каком, — сказала Маслова, улыбнулась и тотчас же, быстро оглянувшись, опять прямо уставилась на председателя.
Что-то было такое необыкновенное в выражении лица и страшное и жалкое в значении сказанных ею слов, в этой улыбке и в том быстром взгляде, которым она окинула при этом залу, что председатель потупился, и в зале на минуту установилась совершенная тишина. Тишина была прервана чьим-то смехом из публики. Кто-то зашикал. Председатель поднял голову и продолжал вопросы
Tags: книги, люди
Subscribe
promo rahil_rahlenko october 5, 23:47 9
Buy for 10 tokens
Сегодня закончилась одна великая эпопея. Друзья! Позвольте представиться в новом статусе, я - землевладелец! Мне выделен и бесплатно предоставлен в собственность участок в районе "Удачи-1" - 7 соток. Участок расположен очень хорошо, район экологически чистый. Участок выходит на широкую…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments