rahil_rahlenko

Eternal Sunshine

Tomorrow is Another Day


Previous Entry Share Next Entry
Размышляя о семейном доверии
rahil_rahlenko
9780199536757_middlemarch
"Пошли нам милость состариться вместе.
Книга Товита, Брачная молитва

   В Мидлмарче жена не может долго пребывать в  неведении  о  том,  что  в
городе дурно относятся к ее мужу. Даже самые  задушевные  приятельницы  не
простирают свою дружбу до того, чтобы прямо объявить  жене,  что  ее  мужа
уличили либо подозревают в неблаговидном поступке. Но  когда  женщина,  не
отягченная работой мысли,  внезапно  узнает  о  чем-нибудь,  порочащем  ее
ближних, ей трудно сохранить молчание, ибо на нее  воздействует  множество
соображений  морального  свойства.  Одно  из  них  -  откровенность.  
Быть откровенным  на  языке  Мидлмарча  означает,  воспользовавшись  первой  же
возможностью, довести  до  сведения  ваших  знакомых,  что  вы  отнюдь  не
высокого  мнения  об  их  способностях,  манерах  и  положении  в   свете.
Резвушка-откровенность всегда спешит поскорее высказать свое мнение. Далее
следует любовь к истине, многозначная фраза, но в Мидлмарче  она  означает
лишь  одно:  живейшее  стремление  не  позволить  жене  быть  незаслуженно
высокого мнения  о  муже  или  обнаруживать  чрезмерное  довольство  своей
судьбой. 
Бедняжке тут же намекнут, что если бы она  знала  правду,  то  не
радовалась бы так своей шляпке и деликатесам, подаваемым на званом ужине в
ее доме. Самое могущественное из этих соображений - забота о  нравственном
усовершенствовании подруги или, как порою говорилось, о ее душе,  спасению
которой весьма способствовали мрачные намеки, каковые надлежало отпускать,
меланхолично глядя на диван или кресло и всем своим  видом  давая  понять,
что вы умалчиваете о многом, дабы пощадить  чувства  слушательницы.  Иными
словами, милосердие не жалело усилий, стремясь удручить заблуждающуюся для
ее же блага"




Сегодня, после просмотра "Ноя" (слава Богу, вырвалась в кино на последний сеанс и отдохнула немного от забот), опять задумалась о силе семейного всепрощения.
Кто помнит, в январе читала "Миддлмарч" - классический английский семейный роман. Наблюдательный и тонкий женский ум, создавший эту книгу, меня очаровал. И особенно подкупает именно изящество и деликатность, с которыми автор обращается с пороками людскими, не обличая, но и не выказывая простодушия. Теперь, понемногу отвыкая от обличительно-мудрой прозы Толстого, я снова перелистываю "Миддлмарч", и надо же - вдруг более внимательно вчиталась в вышеприведённые строки. Это случилось два дня назад. И смысл их так меня поразил!... Ведь и сама я недавно рассуждала в себе об этом. О том, что между мужем и женой не могут быть мнения посторонних людей. Особенно спешат эти мнения высказать "добрые друзья", заботясь о... (читаем выше отрывок). Ведь если двое людей искренне любят, то никакие ужасные и неприятные стороны в характерах друг друга их не способны ни удивить, ни пошатнуть этой супружеской веры и доверия. Получается, что и все эти "откровения" способствуют только отторжению самих доброжелателей, но не супругов. В "Миддлмарче" одна из старых супружеских пар подвергается тяжкому испытанию. На свет Божий вытащено неутомимой общественностью преступное прошлое мужа, уже давно живущего доброй семейной жизнью. Жена (к слову, милая и открытая женщина), когда узнаёт это, буквально разрушена и уничтожена, её социальное положение в обществе честных английских жен перечёркнуто навсегда. Что она делает. Она снимает с себя все драгоценности, облачается в скромную одежду и идёт в кабинет супруга, где он сидит один, уничтоженный молвой, высмеянный и опороченный. Она садится рядом и... Впрочем, далее лучше всего поведает автор:

Булстрод, знавший, что жена ездила в город,  а  воротившись,  сказалась
больной, провел все это время в не  меньшем  волнении.  Он  предвидел  еще
прежде, что она может узнать правду  от  посторонних,  и  предпочитал  это
необходимости  сделать  признание  самому.  Но  сейчас  он  ожидал  ее   в
мучительной тревоге. Он заставил дочерей уйти из комнаты и, хотя  позволил
принести ему еду, не прикоснулся к ней. Он чувствовал, как  погружается  в
пучину горя, ни в ком не вызывая сострадания. Жена,  быть  может,  никогда
уже не взглянет на него с любовью. А если обратиться к богу, ему казалось,
бог не даст ответа, а лишь пошлет ему возмездие.
   Было уже восемь часов, когда отворилась дверь и вошла она. Он  не  смел
поднять на нее глаз. Он сидел понурившись, и ей даже  показалось,  что  он
стал меньше ростом  -  так  он  съежился,  сжался.  Привычная  нежность  и
непривычная жалость волной захлестнули ее, и,  взяв  его  одной  рукой  за
руку, а вторую положив ему  на  плечо,  она  произнесла  торжественно,  но
мягко:
   - Посмотри на меня, Никлас.
   Слегка вздрогнув, он  поднял  на  нее  глаза  и  на  мгновение  застыл,
изумленный: траурное одеяние, бледное лицо, дрожащие губы,  все  говорило:
"я знаю", а глаза и руки с нежностью обращены к нему. Он  разрыдался,  она
села с ним рядом, и они плакали вместе. Они еще не  могли  говорить  ни  о
бесчестье, которое она с ним разделяла, ни о поступках, которыми он навлек
на них позор. Он молчаливо ей во всем признался, она молчаливо обещала ему
верность. При всем своем прямодушии она как огня страшилась слов,  которые
открыто выразили бы то, что они оба знали. Она не могла спросить:  "Что  в
этих слухах - просто клевета и пустые подозрения?", и он не мог  ответить:
"Я не виновен".




promo rahil_rahlenko march 4, 2016 14:40 4
Buy for 10 tokens
Есть у революции начало, нет у революции конца! Как выяснилось, у моей сегодняшней революции... ну или скромного революционного выкрика по поводу земельных участков для многодетных, оказалось есть начало. Обнаружилось оно в статье ИА "Север-Пресс" от 30 марта 2015 года…

?

Log in

No account? Create an account